673 solovec lab/16

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловецкие лабиринты
Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников
Часть 4. Некоторые выводы и предположения
Автор: Николай Виноградов (1876—1938)

Источник: Виноградов Н. Н. «Соловецкие лабиринты». — Соловки: Бюро печати УСЛОН, 1927. Качество: 100%


132

Глава I
Место лабиринтов в ряду мегалитических памятников Северо-Западной Европы

Внимательный анализ и сопоставление фактических данных, касающихся мегалитических сооружений Северо-Западной Европы, дают полную уверенность, что у лабиринтов с кромлехами, дольменами и др. однотипными доисторическими памятниками существует несомненная тесная внутренняя связь и формальное сходство.

Прежде всего, для всех этих сооружений употреблялся одинаковый материал, указывающий на их сродство хотя бы по культуре.

Лабиринты складывались из валунов, по большей части совершенно не тронутых каким бы то ни было орудием, а лишь тесно уложенных, соответственно своей форме. Только сравнительно немногие из них носят на себе следы некоторой грубой оббивки или же расколоты на толстые неуклюжие плиты по своим естественным слоям, без всякой дальнейшей обработки. Камни лабиринтов не носят на себе даже малейших следов применения не только каких-нибудь усовершенствованных, но даже и самых примитивных искусственных орудий обработки. Правда, некоторые из них слегка оббиты, но ясно видно, что они просто обколочены такими же валунами или же ударами камня о камень расколоты по слоям. Здесь нигде нет мелкой оббивки, исполненной комбинированными мастерскими ударами, и, тем более, совершенно не замечается даже малейшей шлифовки.[1]

Кромлехи «обыкновенно состоят из грубых, неотёсанных продолговатых камней, поставленных вертикально (так называемые менгиры)».[2] И здесь всё искусство современного строителя заключалось лишь в подборе удовлетворяющих его требованиям отдельных камней, из которых и складывались нужные фигуры.

Точно также, и менгиры (menhir), или, иначе, пейльваны (peulvan), представляли собою самые примитивные доисторические памятники. Это простой, неотёсанный каменный столб, чаще всего четырёхгранный, водружённый вертикально, большей или меньшей величины…».[3]

133Что же касается дольменов, то и они представляют собою памятники, сложенные из крупных камней или каменных плит. Материал дольменов в Дании и Британии — гранитные глыбы, в центральной и южной Франции, в Голландии и др. странах — известняковые и т. под. плиты.[4]

Эта однородность материала, одинаковая его обработка (или, вернее, — необработка) и одинаковое употребление служат уже некоторым фактическим основанием для суждения о каком-то сродстве всех этих сооружений.

Именно эти признаки уже достаточно определённо подчёркивают какую-то общность во всех отмеченных сооружениях, их несомненное значительное сходство, и позволяют отметить их однотипность и принадлежность приблизительно к одной и той же эпохе, к одинаковой культуре.

Но всё же одних только что перечисленных черт взаимного сходства мегалитических сооружении (кромлехов и лабиринтов) было бы недостаточно для того, чтобы на основании их можно было сделать какие-либо окончательные, убедительные для всех выводы. Для этого нужны новые, более показательные факты и данные. И они имеются, как это ясно будет видно из дальнейшего изложения.

Кроме одинакового материала и сходных способов его обработки, с достаточной очевидностью вырисовывается, даже как бы бросается в глаза сходство лабиринтов с кромлехами в их общей конструкции, в подобии формы и общего плана этих сооружений.

Кромлехи обыкновенно состоят из грубых продолговатых неотёсанных камней, поставленных вертикально, так называемых менгиров, образующих один или несколько концентрических кругов и опоясывающих священное пространство, в средине которого иногда помещён подобный же столб — менгир более крупного размера.

К кромлехам часто примыкают так называемые «аллеи столбов» — как бы ведущие к ним дороги, обставленные с обеих сторон менгирами.[5]

Примером такого рода сооружений может служить Карнакский кромлех, расположенный на обширном поле, сплошь почти загромождённом менгирами, образующими круги и аллеи.

Сходство кромлехов с лабиринтами вырисовывается ещё показательнее, если принять во внимание, хотя бы только лишь в незначительной степени, более подробные описания отдельных сооружений этого рода.

Эбюрийский кромлех, находящийся в английском графстве Вильтшир, состоит из двух кругов, опоясанных каждый двумя же концентрическими рядами камней. Все они заключены в третьем большом круге.

Кор-Гаурский стонгендж сложен из четырёх концентрических кругов менгиров с одним большим менгиром посредине.[6]

К сожалению, в моём распоряжении не имеется ни одного более или менее 134 подробного описания кромлехов, которое могло бы дать полную картину их конструкции: нет также не только ни одного сколько-нибудь точного рисунка или плана, но и вообще никакого. А это дало бы возможность сделать ещё более убедительные сопоставления. Но всё-таки и те довольно общие и отрывочные сведения, которые можно почерпнуть из кратких описаний, дают полную возможность поставить лабиринты по их рисунку и внутренней конструкции в один ряд с Кромлехами.

И в том, и в другом случае общая фигура сооружений представляет собою окружность, действительную или же только приблизительную (овал, подкова, спираль). В эту окружность вписан ряд других, также концентрических, фигур, подобных внешней окружности (круги, овалы, подковы, части кругов). Все вместе эти фигуры представляют собою один общий сложный узор — лабиринт-кромлех.

Особо крупному менгиру, водружавшемуся иногда в качестве центрального столба всего сооружения, соответствуют особо высокие центральные валуны-столбы в лабиринтах, типа Валитова, центральные сооружения (гробнички) в подковообразных лабиринтах и более крупные валуны в центральной части круглых лабиринтов.

Отдельным кругам и группам кругов в кромлехах аналогичны секторы в круглых лабиринтах и внутренняя и внешняя подковы в лабиринтах подковообразных.

Отдельным более крупным менгирам на периферии кромлехов соответствует весь внешний, крайний ряд лабиринтов, выложенный из более крупных камней, а также, в особенности, более крупные камни и груды камней, расположенные на известном расстоянии одна от другой на внешнем кольце подковообразных лабиринтов или же тесно примыкающие к нему.

Сопутствующие лабиринтам груды камней и различные другие сооружения, более или менее удалённые от лабиринтов, также можно считать вполне соответствующими «аллеям столбов», примыкающим к кромлехам.

Но имеются и ещё более разительные фактические данные, рельефно подчёркивающие не только внешнее, формальное сходство лабиринтов с кромлехами, но и их внутреннее, так сказать, идейное сродство. Я говорю о присутствии на территории распространения кромлехов и лабиринтов однотипных погребальных сооружений.

Кромлехи, как известно, сопровождаются дольменами. В Англии, наряду с стонгонджами, существуют так называемые кэрн (cairn, иногда — carn) — мегалитические памятники, надгробные сооружения, относящиеся к каменному веку… Вероятно, они принадлежат, как и вообще культура каменного века в Англии, докельтскому населению.[7]

Но и совместно с лабиринтами находятся подобные же погребальные сложения, сооружённые для помещения умерших или же их пепла, в археологической литературе известные так же, как и английские, под названием cairn.

135Эти «могилы распространены преимущественно вдоль берегов Ботнического и Финского заливов и на южных и юго-западных островах Балтийского моря, но встречаются и вдоль берегов внутренних озёр. Тождество их с могилами Скандинавского полуострова полнейшее».[8]

Но ведь в тех же самых местностях, как уже было ранее указано,[9] как раз и находятся наиболее крупные и наиболее близко (территориально) расположенные гнёзда финляндских лабиринтов, список которых даёт Аспелин.[10] Известно также, что лабиринты имеются и на всей территории Скандинавского полуострова, где наряду с ними имеются подобные же погребальные сооружения.

Древних могил (лопарских) ещё более встречается в Лапландии, «в особенности каменного и железного веков». Они устраивались в тех же самых приблизительно местах, так что положение одних сооружений здесь определяет положение других, их сопровождающих.[11]

Архитектура всех указанных сооружений (дольменов, cairns и лапландских могил) до чрезвычайности, почти до полного тождества, сходна.

«В простейшей своей форме дольмен устраивался из пяти каменных плит и представлял род каменного закрытого ящика. На четырёх плитах, поставленных стоймя, лежала пятая… Обыкновенно дольмен устраивался на поверхности земли, и над ним насыпался курган, впоследствии часто опадавший и уничтожавшийся, но иногда дольмен воздвигался на вершине кургана, или, наоборот, он углублялся в землю, устраивался в яме.

«В других случаях дольмены принимали более сложную форму, например, соединялись с более узким коридором из стоящих плит, или устраивались в виде большой прямоугольной камеры, в одной из продольных сторон которой проделывался вход с коридором (так что сооружение получало вид буквы т), или, наконец, дольмен превращался в ряд продольных, следовавших одна за другой камер, иногда всё более и более расширявшихся и углублявшихся в землю (allee couverte)».[12]

Точно также и устройство финляндских и скандинавских гробниц — этих «городов мёртвых», сопутствующих территориально финляндским и скандинавским лабиринтам, известных в археологии под названием cairns — и древних лапландских могил изображается в описаниях их почти тождественными чертами.

«Финляндские и скандинавские могилы идут рядами или расположены группами, имея от девяти до двадцати шести метров в диаметре и от одного до трёх метров вышины. Внутри очень часто находится ящик из плоских камней. Тело сжигалось».[13]

136Древние лапландские могилы доктором А. В. Елисеевым описаны более подробно, чем cairns; поэтому некоторые описания их совпадают с описаниями дольменов до полного почти тождества, как видно из приводимых ниже выдержек из его путешествия по Лапландии.

В древних лапландских могилах, вообще, можно установить три типа.

«Первый тип — это естественные пещеры или дыры в скалах, отверстия коих закладываются плоскими камнями.

«Для устройства могил второго типа лопари брали два больших камня, несколько надрубленных на каждом ребре, и затем накладывали их на небольшие углубления в земле, притом так, что рёбра камней составляли род крыши или свода. Такие могилы представляются открытыми с двух меньших сторон этой крыши. Затем, когда покойника клали через это отверстие в могилу, то каждое из них закрывалось плоскими камнями.

«Для устройства могил третьего типа вырывалась четырёхугольная яма, по сторонам её набрасывались разной величины камни, причём у головного и нижнего конца ямы ставилось по большому плоскому камню. Затем всё это покрывалось тщательно черепитчатообразно плоскими камнями, так что могила являлась хорошо защищённою от ветра, дождя и зверей.

«Кроме этих простых могил, есть ещё могилы сложные, то есть группы могил, соединённых рядом камней. Некоторые из них, как у Фалькопинга, имеют вид комнаток со входом. В Русской Лапландии попадаются могилы лишь в виде простых куч камней различной величины, под которыми находятся кости, зола и орудия: эти кучи представляют настоящие кухонные остатки».[14]

В заключение нельзя не отметить, что это сходство дольменов, cairns и лапландских древних могил по своему положению и устройству ещё более подчёркивается их одинаковым географическим положением.

«Дольмены встречаются на пустынных и бесплодных местах, по берегам моря».[15]

Что касается cairns, то они распространены преимущественно вдоль берегов Ботнического и Финского заливов, на южных и юго-западных островах: встречаюгся также и вдоль берегов внутренних озёр. Тождество их с могилами в Скандинавии полнейшее».[16]

«Древние лапландские могилы лежат на склонах священных гор или вблизи мест древних жертвоприношений (как. например, у местечка Нэссеби на южном берегу Варангер-фиорда), а также на крутых берегах озёр, больших рек или морского берега. Почва таких кладбищ обыкновенно камениста».[17]

«Классическое место для изучения лопарских могил есть южный берег Варангер-фиорда, где у Мартенеса их встречается множество; много их также на Торнео, Каликс-Эльфе у Альтен-фиорда, на реках Питео и Умео, а также на берегу против Лоффоденских островов».[18]

137Таким образом, дольмены и cairns находятся в таких же точно, а иногда и в тех же самых местах, как и лабиринты.

«Финляндские лабиринты встречаются… большею частью вдали от жилья, на шхерах и по морскому берегу».[19]

То же самое нужно сказать и относительно лапландских, северно-русских, соловецких и прочих лабиринтов[20]. Сюда же следует отнести и кромлехи. Священные места жертвоприношений у самоедов точно также устраивались на прибрежных мысах и островах.[21]

Можно сказать, что сходство этих загадочных доисторических сооружений, как видно из вышеприведённого, столь далеко простирающееся, доходит до крайних мелочей, как будет ясно видно из дальнейшего изложения.

Д. Анучин в своей характеристике дольменов бросает одно чрезвычайно характерное для современного состояния этих сооружений замечание. — «Следует принять во внимание, что многие из этих памятников разрушились от времени, или — чаще, были расхищены людьми, употребившими плиты для других построек».[22]

Точно такая же участь — сделаться объектами разрушения — выпала и на долю кромлехов. Вблизи Карнака, например, в XVIII столетии насчитывалось ещё до четырёх тысяч каменных глыб, а в конце XIX столетия их оставалось уже менее двух тысяч, да и то только потому, что часть их была приобретена государством для защиты от разрушения.[23]

И как сходна в этом отношении со своими юго-западными собратьями судьба северо-русских и лапландских лабиринтов, которые также «часто разбираются досужими рыбаками, а также лопарями».[24]

Все вышеприведённые соображения и сходственные черты строения лабиринтов и кромлехов, иногда довольно мелочные и случайные, в общем дают нам ясную картину их несомненного значительного сродства и почти полного единообразия, помимо даже однородности материала и однотипности его обработки.

Является даже полная возможность эти распространённые на столь обширной территории сооружения охарактеризовать одной общей формулой:

И лабиринты, и кромлехи представляют собою круглые или круглообразные сложения, составляющие концентрические ряды валунов, окружённые особым (в смысле архитектуры) внешним кольцом (наружный охватывающий круг или гребень), с центральными сооружением (менгир или груда камней) и отдельными крупными камнями или грудами камней по внешнему кругу, с сопутствующими им сооружениями (аллеи столбов, груды камней и проч.). И те. и другие 138 сооружения территориально и во времени существуют вместе с погребальными памятниками одинакового устройства. Расположены они в пустынных местностях, на берегу мори, вдали от жилья.

Таким образом, все эти сооружения, кромлехи и лабиринты, дольмены, cairns и лапландские гробницы, составляют единый непрерывный, целостный в своей последовательности ряд однотипных и одинаковых сооружений, простирающийся от берегов южной Англии, от бретанских равнин до самого крайнего северо-востока лапландских тундр. Начинаясь стонгенджами на юге Англии, они перебрасываются на материк, в Бретань, под именем дольменов, продолжаются в Северо-Западной Германии; с Ютландского полуострова переходят на Скандинавский и замыкаются на востоке Понойским лабиринтом, на восточной оконечности Лапландского полуострова.

В частности, на юге Англии совместно существуют сложения кернов и кромлехов, в Северо-Западной Европе одновременно встречаются кромлехи, лабиринты и дольмены, на Скандинавском полуострове — баутастейны, лабиринты и cairns, в Финляндии лабиринты и cairns, в Лапландии и на Северо-Западе России лабиринты и, так называемые, «лапландские могилы». Они спускаются далеко к югу от мест кочевания современных лапландцев. Русские летописи даже в XVI столетии говорят о лопарях, живших у Кандалакши и Онежской губы. Часть Повенецкого у., Олонецкой губ., так называемые, «Лопские погосты», была заселена лопарями.[25] Есть также известия, что лопь заходила в самую пятину Новгородскую и даже южнее.[26]

Наиболее солидными по архитектуре сооружениями являются стонгенджи южной Англии, наиболее простыми в этом отношении представляются лабиринты.

В качестве переходною типа от кромлехов к лабиринтам являются сооружения типа Валитова лабиринта, где центральный камень или столб представляет собою соответствие центральному, более высокому менгиру в кромлехах. Впрочем, нужно сказать, что не во всех кромлехах, так же как и не во всех лабиринтах, имеются центральные сооружения.

Следует ещё отметить, что какие-то пока ещё точно не определённые сооружения, соответствующие, как будто, кромлехам и лабиринтам (нечто среднее), но по описанию более подобные первым, находятся в недалёком расстоянии на юго-западе, от Петрозаводска, на Машезере.

По данным археолога, горного инженера А. Галченко, остатки предметов каменного века в Машезере ныне находятся в воде, так как озеро в начале прошлого столетия обращено в запасной резервуар для водяных двигателей Александровского завода в Петрозаводске. На озере находится плотина, помощью которой вода поднята на четыре метра. Но, когда уровень озера понижается до своего первоначального горизонта, то остатки каменного века можно находить в воде, на мелком месте у берега.

139«В этом месте имеются камни, сложенные в отдельный круг…[27] назначение этих камней не ясно».[28]

Может быть, это затопленный лабиринт, а, может быть, и подобное ему сооружение, ближе подходящее к кромлехам, а, может быть, и что-либо другое. До более детального обследования решить трудно, но пока можно думать, что это сооружение (круг) ближе к кромлеху или же является переходным типом от кромлеха к лабиринту.[29]

Таким образом, вышеприведённый ряд систематизированных нами фактов и данных с значительной долей убедительности заставляет прийти ж определённому выводу, что все указанные доисторические памятники принадлежат к одному порядку, одной культуре, хотя бы и заимствованной, и приблизительно к одной эпохе; являются произведениями хотя и не одной народности, а различных, но живших смежно и заимствовавших назначение, тип и форму указанных сооружений одна от другой.

Примечания

  1. См. ранее, ч. II. — Описание соловецких лабиринтов — и ч. III, гл. II.
  2. Энциклопедич. словарь, т. XVI, стр. 818. — С—в, А. Кромлех.
  3. Там же, т. XIX, стр. 79. — С—в, А. Менгир.
  4. Энциклопедич. словарь, т. X, стр. 934. — Д. А. Дольмены.
  5. Там же, т. XVI, стр. 818.
  6. Там же.
  7. Энциклопедич. словарь, т. XVI, стр. 161.
  8. Энциклопедич. словарь, т. XXXV, стр. 922. — К р ж. Финны (Антропология).
  9. См. стр. 17 и 19.
  10. См. приложение № 1.
  11. Елисеев, А. В. По белу свету. Очерки и картины из путешествий по трём частям старого света. Т. II, стр. 73.
  12. Энциклопедич. словарь, т. X, стр. 934.
  13. Там же, т. XXXV, стр. 922.
  14. Елисеев, А. В. По белу свету…, т. II, стр. 73—74.
  15. Энциклопедич. словарь, т. X, стр. 934.
  16. Там же, т. XXXV, стр. 922.
  17. Елисеев, А. В. По белу свету… т. II, стр. 73.
  18. Там же, стр. 74—75.
  19. Спицын, А., стр. 104.
  20. См. ранее ч. I, гл. II. — «Местоположение отдельных лабиринтов».
  21. Шренк, А. Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундры самоедов… Спб. 1855. Стр. 312—316, 319, 321, 359 и др.
  22. Энциклопедич. словарь, т. X, стр. 934.
  23. Там же, т. XIV, стр. 561. — Карнак.
  24. Спицын, А., стр. 106 (сведения А. В. Елисеева).
  25. Энциклопедич. словарь, т. XXI, стр. 906. — Воронов, А. Олонецкая губерния.
  26. Елисеев, А. В. По белу свету…, стр. 66.
  27. У А. Галченко эти слова не выделены.
  28. Галченко, А. О каменном веке и об остатках его в Олонецкой губернии. Известия Общества Изучения Олонецкой губернии. 1913, № 1, стр. 47.
  29. Определённо высказаться об этом загадочном «каменном круге» до более детального его обследования, конечно, нельзя. Сведения о нём приведены здесь лишь для полноты и в общий ряд не входят.
Содержание