3308/558

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


№ 249. Графъ Румянцовъ — князю Прозоровскому.

[853]

28-го декабря 1777 г. № 99. Вишенки.

Рапорты вашего сіятельства отъ 13-го, о пораженіи отрядомъ подъ предводительствомъ генералъ-маіора Леонтьева идущей толпы въ помощь Сеидъ-Велиджагъ-аги, и скоро послѣ того отъ 14-го, объ отрядѣ генералъ-поручика князя Трубецкаго къ сторонѣ Козлова, я исправно 25-го сего мѣсяца получилъ. Весьма сожалительно, что въ предстоящемъ вамъ, по собственному вашему въ рапортѣ отъ 9-го числа отзыву, весьма удобномъ случаѣ на пораженіе Сеидъ-Велиджагъ-аги, яко главнаго между бунтующими и на усмиреніе всего Крыма не имѣли вы лучшей удачи; тѣмъ и больше что сей ага, между вами и отрядомъ генералъ-маіора Райзена и потомъ полковника Колюпанова, ходя со всѣми своими семействы и обозы къ Сивашу, смѣлъ обратиться и при видимыхъ его недостаткахъ, какъ ваше сіятельство сами говорите въ рапортѣ, на дальнѣйшія вамъ безпокойства и слѣды свои умѣлъ сокрыть, и наконецъ по полученному сего числа отъ 21-го неожидаемому рапорту, очутился съ нововыбраннымъ ханомъ Селимъ-Гиреемъ вверху рѣки Салгира, при устьѣ Бешкерета; слѣдовательно, онъ васъ долженъ былъ обойти. Ваше сіятельство, въ семъ случаѣ говоря о генералъ-маіорѣ Райзерѣ, съ коего вы имѣете взять отвѣтъ въ неисполненіи точно вашихъ предписаній, должны узнать и болѣе справедливость моихъ мыслей объ отрядахъ, какъ они мало полезны безъ взаимнаго къ содѣйствію предположенія и когда они или пребываютъ неподвижно или всякій изъ нихъ только ходитъ по своимъ собственнымъ предлогамъ. Вы извѣстны, что генералъ-маіоръ Бринкъ, такъ какъ и иные отъ начала крымскаго бунта, всякаго съ вами сношенія лишены будучи и не имѣвъ отъ васъ на подобные случаи никакихъ предписаній, по разнообразнымъ разглашеніямъ должны были воображать себѣ васъ въ крайней опасности и не знать, что въ пособіе общему дѣлу предпринимать. А сего ради долженъ я вамъ обновить еще мое толь [854] частое вамъ напоминаніе, чтобъ вы сношенія своего съ отрядами вашими, какъ бы то окружно и какимъ бы то средствомъ черезъ добронамѣренныхъ татаръ, христіанъ и жидовъ ни было, не теряли, и на случай пресѣченія всякаго наставляли какъ имъ одинъ съ другимъ соединяться или особо какое и куда дѣлать движеніе должны, особливо отряду на сторонѣ Кубанской, коего тамъ пребываніе отъ времени въ другое становится также многимъ обстоятельствамъ подвержено. Укажите генер.-маіору Бринку, или ежели генералъ-поручикъ Суворовъ туда прибылъ, ему, сообразно дѣлъ положенію, свои позиціи брать такъ, чтобы удобно ему было и границы свои прикрывать и разныя орды и народы держать въ страхѣ, и не безплодно озираться на такъ великомъ пространствѣ на кочующія разныя орды и народы и которыя непрестанно сей отрядъ съ разныхъ сторонъ тревожа, изнурить могутъ до крайности. А постъ Таманскій, ежели для своихъ дѣлъ считается нужнымъ, взять въ точное свое вѣдомство или по ненадобности и неудобности его защищать, совѣтовать хану укрѣпленіе въ немъ разорить. Я въ томъ весьма соглашаюсь съ вашимъ сіятельствомъ, что родъ войны въ междоусобіи или посреди бунтующихъ есть особливый, но есть онъ и тотъ, который больше всѣхъ иныхъ требуетъ сего наблюденія и въ которой удобнѣе и посреди непріятеля имѣть добронамѣренныхъ и посредствомъ ихъ получать потребныя извѣстія.

Изъ допроса казначея ханскаго, приложеннаго при рапортѣ вашего сіятельства, видно, что казна ханская въ Бахчисараѣ вся взята, а генералъ-маіоръ Бринкъ приписываетъ между прочимъ негодованію ханскихъ братьевъ быть причиной малаго отъ хана и отъ насъ къ нимъ уваженія и что они не были довольно одарены. И какъ поручено мнѣ общественное наблюденіе пользы дѣлъ ея императорскаго величества въ Крыму и на Кубанѣ, а я оные безпосредственно вамъ препоруча указывалъ на всѣ пункты и артикулы способствующіе онымъ, то и долженъ васъ спросить, какой ради причины вы отъ Бахчисарая сами удалились и не оставили тамъ лучшаго наблюденія, какъ въ столичномъ [855] многолюдномъ мѣстѣ и гдѣ все богатство ханское было и откуда бунтъ взялъ прямое свое начало и гдѣ мы больше всѣхъ иныхъ мѣстъ потерпѣли? и что вы поступая впрочемъ на немалыя дачи и подарки людямъ и маловажнымъ обошли сихъ ханскихъ братьевъ, кои намъ теперь оное на счетъ ставятъ.

Присемъ слѣдуетъ точный списокъ съ письма моего къ резиденту Константинову вамъ для свѣдѣнія. О рекомендованныхъ отъ вашего сіятельства я не оставлю представить въ моемъ всеподданнѣйшемъ донесеніи къ ея императорскому величеству. За симъ остается ожидать мнѣ, что вы, узнавъ станъ новаго хана и намѣренія бунтующихъ, взяли и сами и вашимъ отрядамъ преподали такія мѣры, чтобъ не упуская времени, еще вамъ въ томъ способствующаго ихъ поразить и не дать возникнуть новымъ толпамъ, можетъ быть къ сему случаю приготовленнымъ и что вы отвѣтъ сдѣлали по точности мирнаго трактата, что мы тѣхъ крымскими ханами признаемъ, кои отъ всего общества избираемы будутъ какъ Шагинъ-Гирей, а не тѣхъ кои предателями благосостоянія и явными разорителями отчизны приглашаемы будутъ прямыми нарушителями особливаго между Россійскою Имперіею и татарскою областью сдѣланнаго и мирнаго между Россійскою Имперіею и Портою Оттоманскою торжественно утвержденныхъ трактатовъ.

Содержание