3308/549

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


№ 243. Письмо графа Румянцова-Задунайскаго — Шагинъ-Гирей-хану.

[843]

27-го ноября 1777 г.

Изъ прежнихъ моихъ отъ времени до времени благонамѣренныхъ отзывовъ, ваша свѣтлость безъ сомнѣнія удостовѣрены, что я себя ласкалъ при сближеніи къ мѣсту владѣнія имѣть честь и особливое удовольствіе къ частому съ вами бесѣдованію. Въ такомъ для меня лестномъ воображеніи, къ немалому моему прискорбію, долженъ былъ однакоже, на обстоятельствы уважая, оныя мои желанія ограничить, чтобы не отнять у вашей свѣтлости времени, на добро и пользу вашего отечества весьма потребное, а особливо по непріятнымъ тамъ происшествіямъ и ласкаю себя, что ваша свѣтлость предуспѣли уже по благоразумнымъ своимъ мѣрамъ и успокоить востревоженныхъ и отыскать злыя орудія онаго.

Я не могу сокрыть отъ вашей свѣтлости моего крайняго удивленія, какъ могутъ быть люди, по толь многимъ и осязательнымъ знакамъ благонамѣренія ея императорскаго величества, одно чистое добро народовъ татарскихъ въ себѣ содержащее, до того ослѣплены, что не только возставать противу споспѣшествующаго оружія содѣтельницы ихъ благополучія, но явно попирать оное, не внимая ни мало ни на истинныя причины, ни на образъ, каковыми ихъ недобронамѣренные обольщать и ослѣплять стараются.

Не можетъ быть неизвѣстно всей татарской области обывателямъ, что она ни изъ каковой войны съ Россіею не имѣла пользы, а паче всегда, или употребленіемъ на жестокія предпріятія, или оставленіемъ безъ всякой помощи, жертвована была оной, и что въ послѣдней Россія, вмѣсто весьма сходствующаго съ тогдашнимъ временемъ и обстоятельствомъ поступленія, приняла весь Крымъ въ свои объятія и охранила жизнь и имѣніе обывателей онаго и хранитъ оное и понынѣ по всей строгости. [844]

Не можно имъ не знать и того, что сія искра непріязни положена тѣми самыми, кои отъ пожирающаго безпосредственно ихъ огня сами удалясь, оную непрестанно на взаимный нашъ вредъ возжигать стараются. Не меньше меня приводитъ въ удивленіе несовмѣстное тутъ подстреканіе, въ разсужденіи религіи магометанской и нѣкоторой строгости вашей.

Вашей свѣтлости и всѣмъ извѣстно, что въ Россіи великія части народа ей подданнаго, а сей религіи преданнаго, были у насъ генералы, суть и нынѣ военачальники и иные чиновники сей-же религіи есть у насъ, однакоже и то почти закономъ, чтобы неприкосновенно вѣрѣ всякому только наблюдающему свои обязательства, давать право и ко всякому возданію и что Россія въ доказательство и во вѣрность своего чистосердечнаго расположенія, при составленіи татарскаго и по своему физичному положенію отдаленнаго отъ области турецкой независимаго владѣнія, предоставила въ пунктѣ вѣры соглашаться онымъ державамъ безпосредственно самимъ, признавъ его величество султана турецкаго калифомъ, или первосвященникомъ религіи магометанской. Не прекословится въ томъ и нынѣ, чтобы ваша свѣтлость магзары къ его султанову величеству посредствомъ министра ея императорскаго величества чрезъ депутатовъ вашихъ въ Константинополѣ находящихся представили, гдѣ съ признаніемъ сего первосвященства испросили себѣ и духовнаго благословенія, и я сіе посредство министра ея императорскаго величества употребляю для того, чтобы онъ ихъ представить тогда депутатамъ вашимъ препоручилъ, когда онъ уже увѣренъ будетъ отъ Порты о благопринятіи оныхъ.

Пройдя всѣ причины, коими я убѣждаюсь въ моихъ заключеніяхъ, ни мало не полагаю быть совмѣстнымъ внушеніе, относящееся къ особѣ вашей, вѣрою и любовію съ отечествомъ толико связанной и неоднократно жертвовавшей его благополучію жизнію своею, а покоемъ и всегда и не сумнюсь, что ваша свѣтлость внимая воплю и бѣдѣ народной, не оставили воздвигнувшихъ оные безъ правосуднаго наказанія, а по человѣколюбію [845] вашему мнѣ извѣстному, не оказали пощады и помилованія тѣмъ, кои по одной слѣпотѣ слѣдуя ведущимъ ихъ, въ напасть впали и о коихъ позвольте мнѣ у васъ быть ходатаемъ.

Я не имѣю чести лично вашу свѣтлость знать; не меньше по дѣламъ узнавъ въ васъ всѣ превосходныя качества, кои васъ столько-же, какъ и сама природа отличаютъ, присвоилъ вамъ мою преданность и желалъ-бы, чтобы ваша свѣтлость почтили вашей довѣренности и дѣлали изъ сего моего искренняго вамъ предложенія употребленіе. Г. Константиновъ, кой удостоенъ уже вашей свѣтлости милости и довѣренности и опредѣляющійся нынѣ отъ всевысочайшаго ея императорскаго величества лица быть при дворѣ вашей свѣтлости резидентомъ, не отречется быть въ сношеніяхъ нашихъ посредникомъ; я-бы для лучшаго вашего въ томъ мѣроположенія, хотѣлъ его, г. Константинова, хотя на короткое время видѣть; но по настоящимъ обстоятельствамъ присутствіе его при дворѣ вашей свѣтлости нахожу надобнѣе.

Содержание