3308/544

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


№ 238. Ордеръ графа Румянцова — г. генералъ-поручику и кавалеру князю Прозоровскому.

[830]

14-го ноября 1777 г. № 71.

Съ рапорта вашего сіятельства отъ 5-го сего текущаго мѣсяца копію, съ присланнымъ отъ васъ маіоромъ [831] Шерстневымъ, по вашему собственному предположенію представилъ я ея императорскому величеству.

Не налагалъ я никогда на ваше сіятельство ни малѣйшей тягости въ томъ, чтобъ вы въ части вашей навсегда слѣдовали моимъ мыслямъ въ разсужденіи вами предпріемлемыхъ мѣръ. Онѣ были соразмѣрны моему понятію и малому моему искусству военнаго ремесла, и относилися всегда только къ общему распоряженію ввѣренныхъ мнѣ войскъ, сообразно количеству и качеству разныхъ корпусовъ и отрядовъ. Въ одномъ отъ 19-го января коснулся я только указать вамъ на Козловъ въ разсужденіи его положенія, кое мнѣ казалось удобнымъ къ прикрытію вашего праваго фланга, слѣдовательно и сообщенія съ Перекопомъ, Кинбурномъ и чрезъ Днѣпръ съ корпусомъ г. генералъ-поручика Текеллія, въ другомъ, отъ 29-го марта, чтобъ вы, ваше главное положеніе и занятіе постовъ, отдѣленныхъ на недопущеніе десантовъ учреждали, не выходя всегда изъ связи съ Кинбурномъ и Ениколемъ, и далѣе: дабы вы, занимая главныя пристани, могли больше въ тѣхъ мѣстахъ оказываться, гдѣ вамъ и татаръ держать въ уздѣ и десанту препятствовать равно-бы было удобно. Въ третьемъ: отъ 25-го августа, примѣчая вамъ о постѣ, находящемся въ Таманѣ и вообще Кубанскомъ корпусѣ, какъ вовсе отдѣленномъ, рекомендовалъ сдѣлать предписаніе сообразно собственнымъ его силамъ и удобности въ преподаніи отъ васъ помощи и вниманія его на безпрерывное сообщеніе съ границами, что отъ Азова, и ихъ безопасность, представляя впрочемъ вамъ, какъ лучше свѣдущему физичное и моральное Крыма положеніе, распоряжать и опредѣлять сообразно съ внутренними сего полуострова обстоятельствами и съ главными правилами, чтобъ раздробленіемъ войскъ не ослабить ваше главное положеніе; слѣдовательно, если ваше сіятельство на сіе раздробленіе поступили, то по собственному благопризнанію и можетъ быть очевиднымъ резонамъ, но какимъ? мнѣ неизвѣстно. Но къ сожалѣнію при всемъ томъ открылись приключенія незапныя, и слѣдствія оныхъ весьма непріятныя. Я долженъ [832] вашему сіятельству безъ всякой укоризны примѣтить, что при подражаніи, какъ слышу, древнимъ полководцамъ, не худо-бы слѣдовать ихъ примѣрамъ въ занятіи и укрѣпленіи нѣкоторыхъ мѣстъ, по положенію къ удержанію сообщенія вашего, удобныхъ и именно: отъ Козлова до Перекопа, а оттуда по Сивашу до Арабата и отъ Арабата до Кефы, слѣдовательно отъ обоихъ сихъ мѣстъ до Керчи и Ениколя; ибо извѣстно, что тѣ всегда отъ границъ своихъ, отдѣляясь на великомъ разстояніи въ редутахъ и штернъ-шанцахъ, оставляя малыя команды, закрывали безпрерывное сообщеніе съ оными, и къ которымъ татара на пушечный выстрѣлъ казаться не смѣли. Неоспоримо, что они всегда въ каре маршировали, но при всемъ томъ мало подвижномъ, образъ войны былъ наступательный; и покойный фельдмаршалъ графъ Лассій, загнавъ татаръ въ горы, столицею и большею частію Крыма овладѣлъ. И ежели-бы по сіе время не предъуспѣли, ни строгія, ни кроткія мѣры, къ приведенію сихъ нелюдей въ познаніе ихъ собственнаго добра, и покоренія настоящему хану, то ополчитесь только ваше сіятельство на нихъ, преслѣдуйте и поражайте ихъ, истребите съ ними презрѣніе къ войскамъ, коихъ тѣни они приближаться боялись, и отъ которыхъ самые малые отряды по собственному вашему свидѣтельству и нынѣ, дѣлавъ на нихъ поиски, великими толпами изъ виду отгоняютъ. Симъ образомъ освободите ваше сіятельство себя и подчиненныхъ своихъ отъ ежедневнаго и еженощнаго бдѣнія, изнуряющаго людей и лошадей до крайности; не ожидайте ихъ нападенія отнюдь по мнѣнію вашему для лучшаго пораженія. Они въ подобной неподвижности васъ находя, признаютъ васъ быть вовсе внѣ всякаго дѣйствія, и ободряются на ваше безпокойство васъ окружая. Я того мнѣнія всегда былъ и буду, что нападающій до самаго конца дѣла, все думаетъ выиграть, а оборонившійся оставляетъ въ себѣ всегда страхъ соразмѣрно дѣланному на него стремленію. Не полагаю я отнюдь быть и правиломъ, чтобъ всегда надобно равное противу равнаго употреблять оружіе; а держусь того, чтобъ своимъ, превозмогать надъ [833] противнымъ, и ваше сіятельство должны быть больше всѣхъ иныхъ извѣстны, что татарскаго вооруженія на свѣтѣ нѣтъ хуже, и я въ семъ себя ласкаю, что ваше сіятельство искусствомъ своимъ и знаніемъ тамошнихъ мѣстъ положенія найдете способы гдѣ-либо въ горахъ татаръ запереть и голодомъ поморить, или отрѣзавъ ихъ отъ горъ на голову побить. Первому они должны быть подвержены потому, что скопясь со всѣмъ ихъ семействомъ, кое они конечно съ торопостью посреди войскъ нашихъ забирая, не могли запастись достаточнымъ пропитаніемъ. На второмъ вы можете быть увѣрены, что нѣтъ и возможности по годовому времени уповать имъ и на пособіе турецкихъ войскъ, коихъ переправы подвергаются опасности, ежели вовсе неудобности.

О 2,000 донскихъ казакахъ, безъ коихъ вы не находите способа покорить татаръ, надлежитъ ожидать всевысочайшаго повелѣнія потому, что мнѣ сіе войско неподвластно; а усиливать вашъ корпусъ иными, возбраняютъ многіе и вамъ отчасти отъ меня сообщенные резоны; и я дивлюсь какъ ваше сіятельство полагаете невозможнымъ отъ Бендеръ движеніе въ осеннее время, когда вы въ началѣ сей войны и въ самую жестокую зиму сами собой оное испытали и уже теперь извѣстно, что Девлетъ и Бахты-Гирей въ околичностяхъ Каушанъ въ Буджакѣ и на степи, между Бугомъ и Днѣстромъ лежащей, толпятся и дѣлаютъ на зиму землянки.

Что до пропитанія ввѣренныхъ вамъ войскъ лежитъ, то вы должны изобиловать въ томъ: ибо по сему-же рапорту вашему малочисленныя команды, отгоняя отъ себя татаръ, занимаютъ великое количество скота; а натурально, остается въ жилищахъ ихъ немало и хлѣба.

Г. генералъ-поручику Суворову приказалъ я немедленно явиться къ командѣ, а вашему сіятельству нахожу примѣтить, чтобъ впредь подобныхъ ради резоновъ увольненіе изъ заграничныхъ войскъ, не имѣвъ особливаго на то дозволенія, не дѣлать. [834]

О полковникахъ Шалыгинѣ и Бычковѣ, по признанію вашему къ службѣ неспособныхъ, имѣете представить съ обстоятельными ихъ неспособностей выраженіями; ибо инаково съ ними намъ поступать несовмѣстно.

Содержание