3308/49

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


№ 41. Рапортъ бригадира Бринка — князю Прозоровскому.

[68]

20-го мая 1776 г.

Вашего сіятельства отъ 7-го настоящаго сего теченія, относительно до препровождаемыхъ при томъ о крымцахъ извѣстій ордеръ, я съ моимъ почтеніемъ 15-го сего-же имѣлъ честь получить и напротивъ того, а вслѣдствіе таковаго-же отъ 4-го числа вашего сіятельства пущеннаго, а мною съ тѣмъ-же вмѣстѣ полученнаго ордера, съ моей стороны донесть вашему сіятельству нахожу.

О зловредныхъ намѣреніяхъ крымцовъ и въ здѣшнемъ краю отъ времени до времени слухи подтверждаются, какъ я отъ 14-го сего мая въ отправленномъ къ его сіятельству г. генералъ-фельдмаршалу и разныхъ орденовъ кавалеру графу Петру Александровичу Румянцову-Задунайскому рапортѣ доносилъ, что едичкульская орда увѣрена отъ хана крымскаго, о ожидающихъ въ Крымъ отряженныхъ отъ Порты Оттоманской въ пособіе крымцамъ четырехъ военныхъ корабляхъ къ отнятію Керчи и Ениколя; а потому они и начинаютъ переселяться съ здѣшней стороны Кубани на Таманскій островъ, къ переходу въ Крымъ; или-бы оставя тамъ свои семейства и скотъ, набѣги чинить въ здѣшній край на отвлеченіе едисановъ, джанбуйлуковъ и части едичкуловъ, кои между едисанами на Чубурахъ кочуютъ, держащихся еще нашей стороны, а сіи внимая таковые слухи за вѣроятные, весьма также мысленно колеблятся.

Послѣ же того моего къ его сіятельству донесенія чрезъ пріѣхавшаго изъ Крыма по торговому сюда на базаръ [69] промыслу, бывшаго въ недавнемъ времени и въ Тамани, армянина, я увѣдомленъ, что въ Крымъ уже и прибылъ назадъ тому двѣнадцать дней въ Бакчисарай отъ Порты Оттоманской капиджи-баша съ тридцатью человѣками янычаръ. Но съ какими намѣреніями или письмами, того сей вѣстоносецъ не знаетъ, а только по бытности въ Тамани слышалъ, что по прибытіи капиджи-баши въ Крымъ, присланъ отъ крымскаго хана нарочный башъ-чагодарь въ Тамань къ Орду-агаси съ письмами, а какими, также не знаетъ, а надѣюсь обстоятельнѣе о семъ извѣстіи получить соизволите отъ г. генералъ-маіора Борзова, по ближайшему его тамъ нахожденію, о присылкѣ которыхъ подтверждаютъ сіе извѣстіе и еще два едисанскіе татарина, вышедшіе отъ едичкуловъ изъ плѣна, кои въ прошедшемъ году при Копылѣ въ бывшее на султана нападеніе захвачены; что Орду-агаси, получа изъ Крыма письма, держитъ у себя весьма секретно и никому не открываетъ, а только присылалъ нарочнаго къ Тохтамышъ-Гирей султану, чтобы онъ къ нему для преположенія нѣкоторыхъ совѣтовъ въ Тамань прибылъ, который туда и отъѣзжаетъ. А между полученіемъ таковаго позыва въ Тамань, сей Тохтамышъ-Гирей-султанъ старался было склонять едичкуловъ, чтобы они сдѣлали свое нападеніе на едисановъ и при помощи его съ черкесами, отвлекли ихъ отъ подчиненія Калгѣ султану. Но однакожь, правду или нѣтъ, сіи вѣстоносцы говорятъ, будто едичкулы въ разсужденіи однородства съ едисанами на таковое его предложеніе не согласились, а только едисаны и джанъ-буйлуки подвержены при сумятныхъ ихъ обращеніяхъ опасности съ одной стороны отъ Тохтамышъ-Гирѣевыхъ, а съ другой отъ Дьяумъ Гаджи покушеній. Сего послѣдняго коварнаго льстеца поступки здѣсь кстати нахожу вашему сіятельству описать. По всеобщему здѣшнихъ начальныхъ мурзъ, духовенства и стариковъ, призыву его съ отдѣлившеюся лѣваго едисанскаго поколѣнія частію въ соединеніи сюда онъ длилъ время своими невозможными отзывами и наконецъ объяснилъ опасность въ таковомъ сюда движеніи отъ черкесъ; но какъ весьма было нужно [70] заманивать его сюда, то въ видѣ дружескомъ, я съ моей стороны, преподавая ему о томъ совѣтъ, обнадеживалъ при таковомъ его съ народомъ переселеніи, прикрытіемъ, когда войдетъ въ наши границы; но вмѣсто того на послѣднія письма онъ и до сихъ поръ ничего не отвѣчаетъ и гдѣ посланные отъ Калги султана съ тѣми письмами татары, остались неизвѣстно, а только задержаннаго изъ посланныхъ отъ меня съ ними-же казаковъ, хорунжаго съ однимъ казакомъ отпустилъ, чиня ему тамъ чрезъ послѣдователя своего Тау-султанъ-мурзу съ великими угрозами о количествѣ нашихъ войскъ распросы, и еще подъ присягою цѣлованіемъ креста, а къ вящшему еще поруганію и принудили положить оный подъ ногу, державъ между тѣмъ того хорунжаго въ желѣзахъ, намѣреваясь его тамъ и убить. Однакоже нѣкоторые старики желающіе обратиться сюда, не допустили, чрезъ что и междоусобную ссору имѣютъ. А наконецъ при отпускѣ ограбили служители того мурзы два дротика, двадцать патроновъ, съ шашки серебряной вызолоченый наборъ, арчашную подушку и денегъ серебряныхъ четыре рубля. Между бытностію-жь сего хорунжаго тамъ, могъ онъ примѣтить довольное скопище вооруженныхъ татаръ, а частію и черкесъ не исключительно и кабардинцевъ. О сихъ послѣднихъ, мое отъ 20 числа апрѣля его сіятельству въ отправленномъ рапортѣ упоминаніе, что къ приглашенію ихъ посланъ былъ мурза, и есть сбыточно. По таковымъ коварнымъ сего Дьяумъ-Гаджи поступкамъ и особливо какъ всѣ здѣшніе, паче-же часть лѣваго поколѣнія и джанбуйлуки внимаютъ его подстреканія, не оставалось больше ничего дѣлать, какъ по соглашенію съ Калгой султаномъ употреблено было посредствомъ доброхотствующихъ намъ старанія къ склоненію здѣшнее общество, чтобъ оное собравъ своего войска тысячъ до трехъ вооруженныхъ, подъ предводительствомъ недавно прибывшаго Чобанъ-гирей султана, отправить къ пребыванію его Дьяумъ-Гаджи, и когда не согласится добровольно со всѣми аулами соединиться съ здѣшними, то насильно къ тому принудить; но если-бы сего не удалось сдѣлать, и онъ [71] бы успѣлъ уклониться далѣе, или хотя и за Кубань, то по крайней мѣрѣ уже здѣшніе, войдя съ нимъ чрезъ то въ ссору, не будутъ внимать никакихъ его коварныхъ подъущеній и сколько-нибудь останутся доброхотами Калгѣ султану; буде-же не смотря на ихъ таковую междоусобную ссору, и останется Дьяумъ-Гаджи на сторонѣ противной, то и здѣшніе мало по малу начнутъ, убѣгая отсель, присоединяться къ нему, кромѣ малой части едичкуловъ и нѣкоторыхъ праваго поколѣнія едисановъ; а на Джанбуйлуковъ и лѣваго поколѣнія едисановъ худая надежда. По таковомъ содѣйствіи уже сами по себѣ будутъ больше, опасаясь съ противной стороны за то мщенія, держаться султана, а той самой посыланной нѣкоторыхъ мурзъ султанъ избавится отъ излишнихъ на содержаніе ихъ расходовъ.

А между тѣмъ пребывающіе здѣсь татары, будучи въ опасности отъ противной стороны, содержатъ свои отводные караулы около ихъ кочевья.

Между прибывшими сюда изъ Тамани на судахъ по торговому промыслу греками и армянами примѣчены человѣкъ до четырехъ, кои подосланы отъ Орду-агаси для развѣдыванія здѣшнихъ повелѣній, и хотя они намѣрены были подъ видомъ своего торга проѣзжать и въ аулы здѣсь кочующіе; но однакоже не пущены съ тѣмъ, что могутъ свой торгъ производить на здѣшнемъ базарѣ. Однакоже за ними съ моей стороны и султанской чрезъ вѣрныхъ людей чиниться примѣчанія не будутъ-ли иногда разглашать въ народъ какихъ-либо тайныхъ внушеній; а напротивъ того, для развѣдыванія оттоманскихъ обращеній и нѣтъ-ли тамъ какихъ военныхъ приготовленій, посланъ и отъ Калги султана подъ видомъ торговаго промысла нарочно изъ надежныхъ армянъ, который-бы заѣхавъ въ Крымъ побывалъ и у тѣхъ чиновниковъ, кои ему Калгѣ султану доброжелательны. Что-же онъ оттоль по возвратѣ, достойнаго примѣчанію привезетъ, вашему сіятельству донести не оставлю.

На основаніи-же вышеупоминаемаго отъ 4-го сего мая вашего сіятельства ордера, о чемъ я по ввѣренной мнѣ особенной [72] экспедиціи къ его сіятельству прямо буду доносить, не оставлю съ таковыхъ донесеній и вашему превосходительству копіи отправлять, а о всемъ вышеписанномъ, я къ его сіятельству въ чаяніи, что ваше сіятельство отнесть соизволите мое донесеніе, нынѣ уже оставляю до будущей впредь къ его сіятельству оказіи.

Содержание