3308/333

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


№ 182. Переводъ съ присяжнаго листа отъ Крымскаго общества, его свѣтлости Шагинъ-Гирей-хану даннаго.

[496]

Славу и благодареніе возсылаемъ Всевышнему Богу, Владѣтелю всея вселенной, который, для доставленія каждому правосудія и справедливости, узаконилъ святой долгъ повиноваться царю и власти. Хвалимъ и прославляемъ великаго нашего пророка, который неповинующихся монаршей власти народовъ, гдѣ сильные снѣдаютъ немощныхъ, уподобилъ дикимъ, безбожникамъ и причислилъ ихъ ко онымъ. Почитаемъ его угодниковъ и послѣдователей, которые приняли монаршую власть и данныя въ томъ обязательства и повиновеніе сохранили непоколебимо и свѣту оставили сей завѣтъ и тѣхъ благоразумныхъ учителей, которые наставили всѣхъ вельможъ покоряться царской власти и принимать ихъ владычество на взаимныхъ обязательствахъ, ибо государь и безъ того силою и могуществомъ распространить свою власть въ народѣ можетъ. Наконецъ мы все Крымское общество, во время прошедшей между великими Имперіями войны, взирая на происходящія дѣйствія и приключенія и повинуясь божественному слову, въ святой книгѣ написанному: «два воюющія царства не примирятся, пока не нападетъ страхъ грозящій зломъ, для того любящая тишину держава да примирится», заключили съ Россійскою Имперіею мирный договоръ на основаніи вольности и, составя взаимные трактаты, учинили обыкновенную оными размѣну. А вскорѣ затѣмъ послѣдовалъ и у обѣихъ воевавшихъ Имперій блаженный миръ и заключеніе при Кайнарджи торжественнаго трактата, въ которомъ третьимъ артикуломъ утверждено Крыму и всѣмъ принадлежащимъ къ оному татарскимъ племенамъ вольное и ни отъ кого посторонняго независимое бытіе и благополучнѣйшее состояніе. Но въ самое то время нашлись между нами нѣкоторые неуважающіе, ни мало имперскихъ обязательствъ, кои, почитая скучныя свои у [497] Блистательной Порты домогательства о уничтоженіи вольности, за искреннюю къ оной преданность, избрали незапно въ ханы бывшаго Девлетъ-Гпрей-хана, и предався въ совершенную его власть, всячески старались поколебать вѣчный миръ поврежденіемъ торжественныхъ обязательствъ, нанося тѣмъ обѣимъ Имперіямъ всегдашнее безпокойство и затрудненіе. Изъ чего съ крайнимъ сожалѣніемъ предвидя вѣрноподданнѣйшіе сыны отечества наконецъ чрезъ таковыя ихъ неистовства послѣдовать могущія народное разореніе и невозвратимый вредъ, и не хотя попустить столь безразсудно коварствомъ и злобой зломыслящихъ ввергнуть себя въ очевидную погибель и безконечныя бѣдствія, начали помышлять объ отвращеніи и пресѣченіи таковыхъ слѣдствій. Тогда ясно представилась намъ крайняя и непремѣнная надобность въ самодержавномъ властителѣ, къ защитѣ и покровительству способностями и могуществомъ совершенно одаренномъ, какого нашли мы въ особѣ свѣтлѣйшаго Шагинъ-Гирея, бывшаго крымскаго Калги-султана, государя нашего. Зная откровенно, что произнесенное о качествахъ его свѣтлости злословіе есть сущая клевета и что мысль и благое его намѣреніе устремлены единственно къ блаженству любезнаго отечества и благоденствію вѣрноподданныхъ, что о причинѣ напраснаго лишенія его перваго достоинства и понынѣ никому неизвѣстно и что по природнымъ высокимъ дарованіямъ и правдолюбивымъ сентиментамъ къ правосудію и безпристрастному владѣнію рачителенъ, ревностно пекущійся всегда о доставленіи всякому справедливости и о полезнѣйшихъ благоучрежденіяхъ, ибо не можетъ никто отринуть всему свѣту извѣстныхъ въ пользу отечества предъ симъ явленныхъ его свѣтлостію высокихъ милостей и великодушнѣйшихъ подвиговъ. Для того мы, слѣдуя святой заповѣди, высоко помянутаго государя нашего изъ мѣста, въ которомъ въ видѣ гостепріимства пребывать изволилъ, пригласили и съ помощію Вышняго по счастливѣйшемъ его свѣтлости въ область нашу прибытіи, въ нынѣшнемъ 1191 году избравъ въ ханы, слѣдующіе ниже сего о [498] нашей преданности обязательные артикулы сочинили и утвердя печатями, всѣ нижеподписавшіеся знаменитѣйшіе Крымской области начальники и духовенство поднесли его свѣтлости.

1. Когда татарскіе народы послѣ древняго ихъ бытія во всѣхъ дѣлахъ самовластнымъ Провидѣніемъ невещественнаго божества поддались Блистательной Портѣ, тогда постановленіе и низложеніе хановъ зависѣло отъ освященной воли; но вскорѣ потомъ при покровительствѣ возведеніе и низложеніе стали весьма часты, такъ что напослѣдокъ по причинѣ скоропостижныхъ перемѣнъ и маловременнаго бытія не старался никто о состояніи татаръ, которыхъ порядокъ правленія былъ въ конецъ разрушенъ и доведенъ до крайней разстроенности и замѣшательствъ. Въ семъ же вѣкѣ благоволеніемъ предвѣчнаго Бога татарскій народъ получилъ древній образъ самовластнаго бытія подъ покровительствомъ и охраненіемъ собственнаго своего самодержавнаго владѣтеля, завися во всѣхъ своихъ дѣлахъ и случаяхъ отъ его воли и безпосредственнаго властвованія и правленія. Поелику же постоянное и долговременное господствованіе приноситъ спокойствіе и тишину и умножаетъ силы и могущество, для того, пока Всевышній сохраняя отъ всѣхъ злыхъ навѣтовъ и приключеній освященную жизнь, продлитъ дни его свѣтлости всемилостивѣйшаго и самодержавнѣйшаго Шагинъ-Гирей-хана, подъ высокое покровительство и милостивую защиту котораго мы всеподданнѣйше повергаемся — не имѣемъ ни малѣйше уклоняться правосудной его свѣтлости власти, и если кто изъ зломысленныхъ безъ причины поползнется въ развратъ, въ наказаніе таковыхъ по освященной заповѣди, яко вѣроломныхъ возмутителей общаго покоя, что законнымъ судомъ и обрядомъ опредѣлено будетъ, со вседолжнѣйшею покорностію повиноваться долженствуемъ.

2. Въ разсужденіи превращенія фортуны и тлѣнности всѣхъ вещей, когда впредь въ случаѣ, отъ чего Боже сохрани, вознадобится избирать и возвесть властителя, ежели таковое возведеніе, какъ и всѣ дѣла, останутся въ полной и безпосредственной [499] волѣ татарскаго народа, то безсомнѣнно произойдетъ изъ того несогласіе, вражда, своевольство и мятежъ. Для сего, по освященному узаконенію великаго пророка и по обрядамъ правовѣрныхъ монарховъ, господствующій надъ нами ханъ въ свое время кого изъ султанской породы по праву наслѣдства и по достоинству въ законные преемники назначитъ и утвердитъ, таковаго, яко избраннаго отъ бывшаго хана преемникомъ, имѣемъ безъ всякаго прекословія признавать нашимъ властителемъ, поелику отъ сего впредь о возведеніи хановъ права и участія не имѣемъ.

3. Предаемся во власть всемилостивѣйшаго государя нашего хана, признавая его самодержавнымъ и ни отъ какой посторонней державы независимымъ нашимъ властителемъ, въ такомъ намѣреніи, что Блистательная Порта, Россійская Имперія и другія державы, поздравя его свѣтлость въ семъ достоинствѣ, не примутъ впредь никогда нашего отъ сего отрицанія; ежели же съ какой либо стороны вознамѣрится кто насъ угнетать своимъ касательствомъ, на отвращеніе того долженствуемъ употребить всѣ способы и возможности, и ежели не въ состояніи будемъ преодолѣть, въ такомъ случаѣ у другихъ державъ просить помощи обязуемся.

4. Во все время властительства его свѣтлости, какъ въ политическія и гражданскія дѣла, такъ и въ учрежденіе добрыхъ порядковъ и произведеніе законнаго правосудія и во все, что до правительства принадлежитъ, вмѣшиваться не имѣемъ мы права, а долженствуемъ повиноваться всему тому, что намъ повелѣно будетъ.

5. Обязуемся мы почитать и признавать всѣхъ его свѣтлости пріятелей нашими пріятелями, а непріятелей — непріятелями, и поступать противу пріятелей и непріятелей такъ точно, какъ его свѣтлость намъ дозволитъ.

6. Заключеннымъ между величайшими Имперіями миромъ въ сходство дозволеннаго согласіемъ обѣихъ высокихъ сторонъ нашего состоянія, возвращенныя крѣпости и города и всѣ татарской области границы защищать и оборонять отъ противниковъ [500] имѣемъ такъ, какъ его свѣтлость пожелать и насъ употребить изволитъ, исполняя въ самой точности все на насъ возлагаемое.

7. Всѣ дѣла какъ отъ Россійской Имперіи и другихъ державъ къ намъ, такъ и отъ насъ къ онымъ случиться могущія, вручаемъ безпосредственно его свѣтлости государю нашему хану, не предоставляя для себя ни малѣйшаго къ онымъ касательства. Словомъ, на такомъ точно основаніи какъ прочихъ провинцій государи владѣютъ своими подданными, пріемлемъ его свѣтлости верховное надъ нами властительство.

8. Если кто въ какомъ бы то ни было родѣ и видѣ отважится поступить въ противность сей присяги и клятвою утвержденныхъ обязательствъ, такому мы отнюдь не сотовариществуя и не похлебствуя долженствуемъ ловить и буде кто тому послѣдуетъ или укрывать его станетъ, таковый равно съ первымъ наказанъ быть имѣетъ.

9. Поднося выше израженные артикулы въ семъ обыкновенномъ обязательствѣ вашей свѣтлости, всѣ знаменитѣйшіе чиновники, духовенство и всѣ общества всенижайше просятъ благоснисходительнаго и милостиваго повелѣнія о защитѣ и безопасности границъ области нашей, о покровительствѣ жителей, о благотвореніи бѣднымъ и о правосудной казни наглымъ обидчикамъ, о доставленіи каждому справедливости по законамъ и о явленіи ко всѣмъ отъ вышней власти вашей свѣтлости въ залогъ даннымъ вѣрноподданнымъ всемилостивѣйшаго благоволенія.

Содержание