3308/197

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединеніе Крыма къ Россіи.
Рескрипты, письма, реляціи и донесенія.
Автор: Н. Ф. Дубровин (1837—1904)

Источник: Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1775—1777 г. / Н. Дубровин. Том первый. — Санкт-Петербург: тип. Имп. Акад. наук, 1885. Качество: 75%


Письмо князя Прозоровскаго — Крымскому правительству. (Приложеніе № 4).

[267]

17-го января 1777 г.

Пріятельское ваше письмо я чрезъ Агметъ-мурзу получилъ, и какъ я усматриваю тамъ опятъ напоминовеніе мнѣ о тѣхъ пустыхъ деревняхъ, которыя я войсками занялъ, то уже вы мои пріятели получа письма мои довольно усмотрѣли, что никого изъ нихъ не выгонялъ и они сами вышли, а притомъ требовалъ я отъ васъ, на основаніи дружбы, въ присылку отъ каждой деревни довѣренныхъ и одного изъ чиновниковъ, при которыхъ бы я велѣлъ имъ за все уплату сдѣлать, которыхъ и теперь ожидаю. Впрочемъ-же изъ деревень тѣхъ ни одна квартира не разорена и въ томъ будьте увѣрены. Относительно-жь до Шунгаръ, то справедливо, что тамъ противъ оныхъ стоитъ не въ большомъ числѣ постъ единственно для того, что какъ прежде опытомъ доказано, что обитающіе въ близости оныхъ татары переходя на ту сторону грабили и убивали россійскихъ купцовъ ѣдущихъ къ войску, для своей прибыли съ разными товарами. Итакъ, предохраняя сихъ безвинныхъ людей, принужденъ я свои мѣры брать къ сохраненію жизни ихъ и имущества, переходить-же оному войску отнюдь теперь не для чего и онаго конечно не будетъ, видя по сіе время ваше дружеское обхожденіе, какъ то вамъ ясно видно и изъ выданной чрезъ меня отъ его сіятельства г-на генералъ-фельдмаршала и разныхъ орденовъ кавалера графа Петра Александровича Румянцова-Задунайскаго деклараціи. Впрочемъ-же присланнаго отъ васъ татарина отправилъ я съ своимъ [268] офицеромъ въ степь и которые пожелаютъ изъ обитающихъ тамъ татаръ переходить во внутрь Крыма, то оные и со всѣмъ ихъ имуществомъ будутъ пропускаемы. Затѣмъ пишите вы о пріѣхавшемъ сюда изъ Кабарды Казбулатъ-агѣ, то я его отнюдь держать не намѣренъ, а единственно онъ задержанъ затѣмъ, что я былъ нездоровъ и всѣ отправленіи по сей матеріи не имѣлъ времени прочесть, а равно и съ нимъ хочу переговорить, то какъ все сіе исполню, не умедлю и къ вамъ его доставить. А затѣмъ что вы часто упоминаете о несходности, яко-бы моего поступка съ вѣчнымъ трактатомъ у высочайшаго Россійскаго двора съ Портою Оттоманскою, а умалчиваете всегда объ обязательствахъ татарской вольной области съ высочайшимъ Россійскимъ дворомъ, то сіе есть неоспоримое неисполненіе вами сего трактата, ибо умалчивать о тѣхъ обязательствахъ не имѣете вы никакой причины, поелику оныя сдѣланы не секретно, а публично и по собственному вашему тогда желанію. Изъ турецкаго-жь трактата ссылаться вамъ должно только на 3-й артикулъ объ утвержденіи обѣими Имперіями вольности вашей, а впрочемъ онъ до васъ и не принадлежитъ. Примѣчаю-жь я, мои пріятели, въ нѣкоторыхъ вашихъ письмахъ, что многія изъ обязательствъ прежде учиненныхъ вами находите въ противность вашего правовѣрнаго закона мусульманскаго, то сіе по малому моему разсудку такъ для меня непонятно, что я и судить не могу, воображая себѣ, что когда извѣстный вамъ заключенный собственно съ Россійскою Имперіею въ 1772 году вольною татарскою областію трактатъ напослѣдокъ и при заключеніи у обѣихъ высокихъ Имперій 10-го іюля при Кайнарджи вѣчнаго трактата 3-й артикулъ о вольности вашей утвержденъ, а наконецъ и его султанскимъ величествомъ, верховнымъ калифомъ мусульманскаго закона, ратификаціею въ непоколебимое оного положеніе равномѣрно жь утвержденъ — то судя по единому здравому разсудку, что когда въ то время противно не было магометанской вѣрѣ, то и теперь онаго быть не можетъ, а вамъ совѣтую и прошу мои пріятели стараться выполнить во всемъ данныя вами обязательства и утвердить [269] искреннею дружбою съ Россійскою Имперіею и тѣмъ самымъ достигнуть совершеннаго покоя и благоденствія отчизнѣ вашей, чего я усердно и желаю, такъ, какъ истинный вашъ пріятель.

Содержание